Н. Окунева. // «Новости Кузбасса», 1992, 18 ноября, с. 7.

ИГОРЬ ТАЛЬКОВ

СТИХИ

Я упаду в твои колени

Когда устану уставать

От хаотичных колебаний,

Я перестану вести войну

И упаду в твои колени.

И пусть огнём пылают дела,

Что толку в их? Одно расстройство,

От их ни света, ни тепла,

А только боль и беспокойство

Непонятного характеристики.

Когда в последний раз сорвусь,

Он близок – сей Н. Окунева. // «Новости Кузбасса», 1992, 18 ноября, с. 7. раз последний,

Я знаю, что не разобьюсь,

Я упаду в твои колени.

И пусть простят меня стихи

И недописанные песни –

Немые спутники тоски

И затянувшихся депрессий…

Мои стихи и песни…

Ну, а когда порвётся нить

И сгинут разом все волненья,

Меня не нужно хоронить,

Я упаду в твои колени.

Звезда

Ты всходила в Н. Окунева. // «Новости Кузбасса», 1992, 18 ноября, с. 7. небе невеселом,

Грустившем осенним дождём,

И ночь опешила, когда озарилась

Твоим необыкновенным огнём.

И всё оживилось, и всё заиграло,

Будто бы установилась весна.

И небо собственный цвет,

прежний цвет обретало,

Очнувшись от долгого сна.

Светила тогда ты всем заблудшим,

Теплом согревая остывшие души.

Звезда, звезда.

И звёздочки те, что не пробудились,

Даже во Н. Окунева. // «Новости Кузбасса», 1992, 18 ноября, с. 7. сне к для тебя тянулись,

Звезда, звезда.

Но вот пропархали резвые годы,

Успевшие всё поменять,

И ты так в один момент ушла с небосклона,

Будто бы утомилась светить.

Чем далее, тем меньше твой свет

просачивается

В сердца полюбивших тебя:

Они понимают, не понимая,

И обожают тебя, не любя.

Ты светишь Н. Окунева. // «Новости Кузбасса», 1992, 18 ноября, с. 7. для себя, для себя и только,

Прохладный твой свет не греет нисколечко,

Звезда, звезда.

А свет новых звёзд куда точнее,

Всё ярче они, а ты – бледнее,

Звезда, звезда…

Час до рассвета

Белым покрывалом

Ночь укрыла спящий город.

На деревьях и на крышах

Серебрится лунный свет.

Нас с тобой никто не Н. Окунева. // «Новости Кузбасса», 1992, 18 ноября, с. 7. лицезреет,

Нас с тобой никто не слышит –

И для нас милее этой ночи

Ничего на свете нет.

Где отыскать слова и кому их сказать,

Чтоб попросить эту ночь подождать

И бросить нас во власти лунного света?

Но не ожидают часы,

И упорно торопятся.

Кажется, часы нас осознать не желают,

Оставляя нам всего только час Н. Окунева. // «Новости Кузбасса», 1992, 18 ноября, с. 7. до рассвета.

Прилетит неожиданно утро,

Принесёт нам расставанье,

Разлучит на расстоянье,

Может, в сотки тыщ лет.

Что нас завтра ждет,

Мы не можем знать заблаговременно,

А пока милее этой ночи

Ничего на свете нет.

Ночь взмахнула покрывалом

Из серебряных орнаментов,

И на небе звёзд не стало,

И растаял Н. Окунева. // «Новости Кузбасса», 1992, 18 ноября, с. 7. лунный свет.

Вот и всё. И гулкий город

Нам напомнит очень скоро,

Что для нас милее этой ночи

Ничего на свете нет.

Наша родина

Когда-нибудь, когда утомится зло

Насиловать тебя, ещё живую,

И на твоё иссохшее чело

Господь слезу уронит дождевую,

Ты выправишь собственный перебитый стан,

Как до этого, ощутишь себя мессией

И расцветёшь, на зависть Н. Окунева. // «Новости Кузбасса», 1992, 18 ноября, с. 7. всем противникам,

Злосчастная

Величавая

Наша родина.

Сцена

Сцена, я продирался к для тебя

через глухие тропические заросли закона,

Что на службе у тех,

кто не верует ни в чёрта, ни в Бога.

Завязались в узлы мои связки,

Стиснут лоб мед повязкой,

А в душе затаилась на долгие и длительные годы тоска.

Сцена Н. Окунева. // «Новости Кузбасса», 1992, 18 ноября, с. 7., а дорогу к для тебя

преграждала нечистая сила

И того, кто ей душу запродал, –

превозносила.

Раздавая чины и заслуги

тем бесталантным, пронырливым гадам,

Реальных и неподкупных

сводила в могилу.

Сцена, я дошёл до тебя.

Вот стою и пою, наконец,

И уверен, что занял по праву

свободное место.

Ну, а козни слуг преисподни

не жутки нам с Н. Окунева. // «Новости Кузбасса», 1992, 18 ноября, с. 7. тобою сейчас –

Наше время пришло!

Да поможет нам Сила Господня!

P.S: Пластинка неизданных до сего времени песен Игоря Талькова «Лирика» скоро появится на прилавках магазинов. Не считая того, на столичной фирме «Русский диск», выпустившей уже пластинку-гигант «Россия», подготовлен альбом памяти Игоря. Правда, согласие вдовы Талькова Татьяны на Н. Окунева. // «Новости Кузбасса», 1992, 18 ноября, с. 7. выпуск этого издания ещё не получено.

По сообщению газеты «Советская Белоруссия», белорусский кинодокументалист Юрий Азарёнок начал собирать материалы для собственного нового кинофильма, посвящённого смерти Талькова.

Н. Окунева. // «Новости Кузбасса», 1992, 18 ноября, с. 7.

Книжка Игоря Талькова «МОНОЛОГ»:


n-g-novikova-stranica-20.html
n-g-novikova-stranica-25.html
n-g-novikova-stranica-3.html