Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20


— Это он так произнес, да? А ты и довольна. «Позвольте поцеловать вам ручку, красавица-шлюшечка моего засранного мира…» Какое благородство.

— Если и была красавица-шлюха, то это Лена. К тому же в те времена, когда Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 гласили «блудница», то предполагали даму свободную, ничем не связанную, интеллектуалку, которая не желала быть домашней курицей. Ты же сам знаешь, что блудница — это была куртизанка, державшая салон. На данный момент это была Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 бы дама, занимающаяся связями с общественностью. Именовал бы такую даму шлюхой, такой толстой распутницей из числа тех, что охотятся на шоферов грузовиков?

В этот момент Рикардо опять оказался рядом с Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 ней и взял ее за локоть.

— Пойдем потанцуем, — предложил он. Они вышли на середину зала, двигаясь с отсутствующим видом, подымая и опуская руки, как будто выбивая ритм на барабане. Временами Рикардо притягивал Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 ее к для себя и императивно клал ей руку на затылок, а она следовала за ним, закрыв глаза, с разгоревшимся лицом, откинув голову вспять. Прямые распущенные волосы падали на плечи. Бельбо курил Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 сигарету за сигаретой.

Позже Лоренца обхватила Рикардо за талию и медлительно повела его по направлению к Бельбо, пока они не тормознули прямо перед ним. Продолжая двигаться под музыку, Лоренца взяла из его Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 рук стакан. Она держалась за Рикардо левой рукою, в правой у нее был стакан, чуток мокроватые глаза ее смотрели на Якопо, и могло показаться, что она рыдает, но, напротив, она улыбалась… И гласила с Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 ним.

— И, представь для себя, это было не только лишь тогда, сообразил?

— Когда «тогда»? — переспросил Бельбо.

— Когда он повстречал Софию. Спустя несколько веков Симон был также Гийомом Постэлем.

— Разносил письма Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20?

— Идиот. Это был ученый эры Возрождения, который читал по-еврейски…

— По-древнееврейски.

— Какая разница? Он читал на этом языке так, как на данный момент мальчишки читают о приключениях Мики Мауса. Ему довольно было Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 кинуть беглый взор. Итак вот, в одной поликлинике в Венеции он повстречал старенькую и безграмотную служанку — его Джоанну. Он увидел ее и произнес для себя: «Вот, я сообразил, она — новое воплощение Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 Софии, Эннойи, она — Величавая Мама Мира, сошедшая к нам, чтоб искупить весь мир с его женской душой». Постэль увез Джоанну с собой, и все считали его безумцем, а он — он желал Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 высвободить ее из плена ангелов, а когда она погибла, он битый час смотрел на солнце, а позже много дней не ел и не пил, весь заполненный Джоанной, хотя ее уже не было посреди Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 живых, но для него она вроде бы и не дохнула, так как она всегда тут, она прикована к миру и временами является либо, как это сказать?.. реализуется… Правда, трогательная история?

— Я утопаю Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 в слезах. А для тебя — что, так приятно быть Софией?

— Но я ведь и тебе тоже София, любовь моя. Помнишь, какие ужасные галстуки ты носил до знакомства со мной, а пиджак твой был Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 обсыпан перхотью? Рикардо сновав положил ей руку на затылок.

— Я могу принять роль в общении? — спросил он.

— Молчи и танцуй. Ты — мое орудие сладострастия.

— Согласен.

Бельбо продолжал так, как будто художника Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 не было:

— Итак, ты его блудница, его феминистка, которая занимается связями с общественностью, а он — твой Симон.

— Меня зовут не Симон, — заплетающимся языком объявил Рикардо.

— Не о для тебя речь, — оборвал его Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 Бельбо. Последние пару минут мне было как-то неудобно за него. Он, который всегда так жадно выражал свои чувства, на данный момент разыгрывал любовную ссору при очевидце, ужаснее того — в присутствии Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 конкурента. Но последняя его реплика показала, что, обнажаясь перед ним — в то время, как реальным противником был другой — он утверждал единственным допустимым ему методом свои права на Лоренцу. Взяв из чьих-то рук Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 новый стакан, Лоренца сказала:

— Но это игра. Люблю я ведь тебя.

— Слава Богу, что не ненавидишь. Послушай, я желал бы уйти. Что-то мой гастрит разыгрался. Я ведь все еще заложник низкой материи Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20, и мне твой Симон ничего не обещал. Давай уйдем?

— Побудем еще чуть-чуть. Здесь так отлично. Для тебя скучновато? К тому же я еще не смотрела картины. Ты лицезрел ту, на которой Рикардо Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 изобразил меня?

— Хотелось бы мне и на для тебя столько всего изобразить — воткнул Рикардо.

— Ты вульгарен. Отвали. Я разговариваю с Якопо. Бог мой, Якопо, ты думаешь, что только ты Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 один способен на умственные утехи с твоими друзьями, а я нет? Так кто же обращается со мной как с Тирской путаной? Ты.

— Я мог бы додуматься. Я. Это ведь я толкаю тебя в Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 объятия старенькых парней.

— Он никогда не пробовал обнять меня. Он не сатир. Для тебя не нравится, что он не тянет меня в кровать, а считает умственным партнером.

— И светочем.

— Вот этого ты не был Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 должен гласить. Риккардо, уведи меня и поищем чего-нибудь еще испить.

— Нет уж, погоди, — произнес Бельбо. — На данный момент ты мне объяснишь, правда ли ты приняла его серьезно, а Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 я подумаю, совершенно ты сошла с мозга либо еще не до конца. И перестань пить столько. Ты приняла его серьезно?

— Но милый, я же говорю, это такая шуточка. Самое увлекательное в этой истории, что Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 когда София соображает, кто есть она, она освобождается от деспотии ангелов, чтоб двигаться куда желает и быть свободной от греха…

— А, ты не стала грешить?

— Умоляю, передумай, — промурлыкал Риккардо, девственно целуя Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 ее в лоб.

— Наоборот, — отвечала она опять Бельбо, не обращая внимания на художника, — все такое, что ты думаешь, это совсем не грех, и можно делать все что угодно, чтоб освободиться от плоти Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 и попасть на ту сторону добра и зла.

Она ткнула в бок Риккардо и отпихнула от себя. И звучно выкрикнула:

— Я София, и чтоб освободиться от ангелов, я должна прострать… простирать… распрострать собственный Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 опыт на все разряды греха, в том числе самые неповторимые!

Легонько покачиваясь, она направилась в угол, где посиживала девушка в черном облачении с подрисованными очами и безрассудно бледноватая. Лоренца вывела девушку Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 на середину зала и они принялись извиваться, прижавшись животиками, повесив руки по сторонам тела.

— Я и тебя могу обожать, — гласила Лоренца, целуя ее в губки.

Люд выстроился полукругом, все немного возбудились, слышались Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 какие-то выкрики. Бельбо посиживал бездвижно и следил за происходящим с видом финдиректора, пришедшего на репетицию. При всем этом он был влажный от пота и у него прыгал угол левого глаза — тик Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20, которого до того времени я не замечал. В один момент — с того времени как начался танец, прошло более 5 минут, при этом пантомима становилась все похотливее — он ясно произнес:

— Прекрати немедля.

Лоренца застыла, раздвинула Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 ноги, растянула вперед руки и выкрикнула:

— Я семь величавая блудница и святая!

— Ты есть величавая дрянь — ответил Бельбо, поднялся, сдавил руку Лоренцы за запястье и повел ее к выходу из Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 галереи.

— Не смей, — неистовствовала она. — Кто для тебя позволил… — И здесь же расплакалась, обняв его за шейку: — Миленький, я София, твоя половина, не сердись на меня за это…

Бельбо лаского обхватил ее за Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 плечи, поцеловал в висок, пригладил ей волосы и произнес в направлении зала:

— Простите ее, она не привыкла много пить.

Раздались новые смешки. Думаю, Бельбо тоже их расслышал. Здесь он повстречался со Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 мною очами, так что произнесенное им могло в одинаковой мере предназначаться и мне, и остальным, а может быть, просто себе. Он произнес это практически шепотом, для себя под нос, когда внимание к их Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 личностям стало очевидно слабеть.

Все еще обнимая Лоренцу, он оборотился на три четверти к залу и произнес медлительно, как самое естественное в данных обстоятельствах:

— Кукареку.[92]


Когда же Каббалистический Мозг вожделеет сказать Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 для тебя что-то, не думай, что он гласит пустое, вздорное, суетное; но тайну, но оракул…

Иконографический материал, собранный в Милане и Париже, нуждался в дополнениях. Государь Гарамон утвердил мою командировку в Мюнхен, в Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 Дейчес Музеум.

Несколько вечеров я просидел в кабачках Швабинга — в этих большенных подземных криптах, где музыканты старые, с усами, в маленьких кожаных штанах, и хахали переглядываются через дым, напитанный запахами свинины, над литровыми Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 кружками пива, парочки втиснуты рядами за нескончаемые столы. Деньком же я посиживал над каталогами репродукций. Время от времени я выбирался из архивного зала, чтоб побродить по музею, где воспроизведено все, что Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 человечий гений изобрел либо мог бы изобрести, нажми только кнопку, и снутри нефтяных диорам насосы приходят в движение, входи в реальную субмарину, крути сколько хочешь планетки, играйся в образование кислот, в ядерную реакцию Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 — это тот же Консерваторий, но меньше готики, больше футурологии, и все забито шумливыми пятиклассниками, которых с юношества учат уважать инженеров.

В Дейчес Музеум можно также конкретно уяснить для себя горное дело Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20. Спускаешься по лестнице и попадаешь в шахту, состоящую из выработок, подъемников для людей и лошадок, спутанных туннелей, по которым с натугой проползают (надеюсь, изготовленные из воска) изнуренные эксплуатируемые дети. Посреди сумрачных Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 бесконечных коридоров здесь и там спотыкаешься на самом обрыве бездонных колодцев, озноб ужаса пронизывает до костей, практически что чуется носом рудничный газ.

Я плутал по второстепенной галерее, разуверившись уж когда-либо вновь узреть Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 лучи дневного светила, как вдруг увидел, перевесившись через край пропасти, некоего знакомого персонажа. Лицо его было мне кое-чем понятно, с его серостью и с морщинами, с сединой, с совиностью век, но Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 я смутно чувствовал: есть что-то противоестественное в платьице, как если б это лицо я привык созидать над форменною одежкой, как когда встречаешься со священником в гражданском либо с капуцином без бороды Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20. Он ответил мне пристальным взглядом и тоже заколебался. Как бывает в таких случаях, последовала перестрелка быстролетными взорами, в конце концов он взял быка за рога и поздоровался по-итальянски. В Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 один момент мне удалось на уровне мыслей вернуть его в обычный костюмчик. Он был должен быть закутан длиннейшим желтым саваном. Тогда выходил реальный государь Салон — А. Салон, таксидермист. Его мастерская соседствовала дверцей Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 с моим кабинетом, в коридоре бывшей фабрики, где я трудился детективом от культуры. О йес! Мы не один раз встречались на лестнице и обменивались полуприветствиями.

— Забавно, — произнес он, протягивая руку. — Мы жильцы 1-го Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 дома, а представляемся друг дружке в недрах подпочвы, за тыщу миль от нашего местожительства.

Последовала светская беседа. У меня сложилось воспоминание, что Салон отлично знает, чем я занимаюсь, что, правду сказать Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20, много, беря во внимание, что это было не очень понятно и мне самому.

— Что это вы в музее техники? Ваше издательство интересуется более духовными материями, если не ошибаюсь.

— Откуда такая осведомленность?

— О, — отмахнулся он, — люди Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 говорят, у меня бывает столько гостей…

— А что, много клиентов у чучельщиков, простите, у бальзамировщиков?

— Препорядочно. Вы скажете, наверняка, что у меня редчайшая профессия. Так все считают, а все Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 же спрос высочайший, заказчиков полным-полно, и в самом разном духе. От музеев до личных коллекционеров.

— Не так нередко встречаются в личных домах чучела, — произнес я.

— Не нередко? Ну, находится в зависимости Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 от того, в каких домах вы бываете… И в каких подвалах.

— А что, животные чучела держат в подвалах?

— Многие держат. Не все экспозиции рассчитаны на солнечный свет. Бывает и на лунный… Я Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 таким клиентам не доверяю, но работа есть работа. Я не доверяю подземельям.

— Поэтому я вас вижу в шахте?

— Врага нужно знать в лицо. Я не люблю подземелий, но их изучаю. Не так Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 много способностей в этом плане. Катакомбы в Риме, вы скажете. Нет, в их нет потаенны, там много туристов, все держит под контролем церковь. Другое дело сточная канава Парижа… Вы в ней не Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 бывали? По понедельникам, средам и в последнюю субботу каждого месяца там бывают экскурсии, вход от Пон д'Альма. Да и это в общем туристское мероприятие. Естественно, в том же Париже имеются и катакомбы, и подземные Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 каменоломни. Не говоря уж о метро. Вы когда-нибудь были в доме номер 145 по улице Лафайет?

— Признаюсь, не бывал.

— Это не самый посещаемый район, меж Гар де л'Эст и Гар дю Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 Нор, Восточным и Северным вокзалами. Здание на 1-ый взор обычное. Только присмотревшись, находится, что ворота изготовлены под древесные, а по сути выполнены из раскрашенного железа, а по ту сторону Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 окон скрываются комнаты, пустующие не одно столетие. Там никогда не пылает свет. Но люди идут мимо и ничего не знают.

— Чего они не знают?

— Что этот дом липовый. Он только фасад, оболочка, в нем Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 нет ни крыши, ни внутренних переборок. Он пуст. Это выхлопная труба. Он служит для вентилирования и отвода паров из наиблежайшей станции метро. А только вы поймете это, как у вас Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 возникает чувство, как будто вы стоите у жерла ада, что если б только вам удалось пройти через липовые стенки, вы получили бы доступ к подземному Парижу. Бывало, я проводил долгие, долгие часы перед этими Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 воротами, которые прикрывают врата ворот, отправную станцию путешествия к центру земли. Для чего, как вы думаете, пригодилось его выстроить, этот дом?

— Чтобы вентилировать метро, вы произнесли?

— Хватило бы обычных отдушин. Нет Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20, конкретно подобные вещи крепят мои подозрения. Вы меня осознаете?

Философствуя о земном мраке, он озарялся. Я спросил, в чем все-таки таком подозреваются подземелья.

— Да поэтому, что если Верховники Мира есть, им негде Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 находиться, не считая как под землею, это правда, которую многие угадывают, но немногие решаются выразить. Может быть, единственный, кто осмелился высказать это открытым текстом, был Сент-Ив д'Алвейдре. Понимаете Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 его?

Я, вероятнее всего, встречал это имя в каком-то из сочинений одержимцев, но подробностей не помнил.

— Это тот, который гласит нам об Агарте — подземной резиденции царей мира, оккультном центре синархии, — произнес Салон Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20. — Он ничего не боится, он уверен внутри себя. Но все, кто стал его открытыми последователями, были устранены за то, что очень много знали.

Мы двигались повдоль галереи, а государь Салон все Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 гласил и гласил мне, рассеянно смотря то туда то сюда, скользя очами по ответвляющимся коридорам, по устьям внезапных скважин, будто бы он искал в мгле доказательство собственных догадок.

— Вы когда-либо задавались вопросом Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20, почему все наикрупнейшие столицы в прошедшем веке поторопились прокопать метрополитены?

— Чтоб решить задачи с транспортом. Для чего же еще?

— Когда не было авто движения и все ездили в экипажах? От человека вашего мозга Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 я рассчитывал услышать чего-нибудть поинтереснее?

— А у вас есть разъяснение увлекательнее?

— Может, и есть, — ответил Салон, мне показалось, с задумчивым, практически отсутствующим видом. Это, видимо, был сигнал к прекращению беседы. И точно Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20, через минутку он заявил, что должен идти по делам. После этого, пожимая мне руку, задержался еще на секунду, как пораженный неожиданным воспоминанием: — А кстати, этот вот полковник… как его звали, который Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 пару лет вспять приходил в «Гарамон» гласить вам о сокровище тамплиеров? Вы о нем ничего не слыхали?

Я ощутил как удар бичом от настолько нахального, бесцеремонного хвастовства сведениями, которые я считал затаенными Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20, погребенными. Я даже не спросил, откуда ему понятно об этом — так ужаснулся. Я только ответил безразличным голосом:

— О, какая древняя история, я о ней вообщем запамятовал. А кстати: почему вы Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 произнесли «кстати»?

— Я произнес «кстати»? Ах да, естественно, мне казалось, что он нашел что-то там в подземелье…

— Откуда вы понимаете?

— Не знаю. Не помню, кто говорил мне об этом. Кто-то из Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 клиентов. Но у меня откладывается в памяти все, что связано с подземельями. Причуды старика. Счастливо оставаться. Он ушел, а я остался размышлять о значении этой встречи.


В неких областях Гималаев, в числе 20 2-ух храмов Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20, отображающих 20 две потаенны Гермеса и 20 две литеры неких сакральных алфавитов, Агарта образует Магический Ноль, ненаходимый… Колоссальную шахматную доску, которая простирается под землею, под всеми практически областями земного шара.

Несколько догадок на Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 этот счет выдвинули и Бельбо с Диоталлеви. Догадка 1-ая: Салон, сплетник и пустозвон, возбуждающийся от намека на загадочность, в свое время был знаком с Арденти, и все здесь. Либо же: Салон что Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20-то знал о судьбе Арденти и работал на тех, кто его убрал. 3-я догадка: Салон — это информатор милиции.

Позже нас победили всякие одержимцы, и Салон соеденился с ему схожими. Прошло некоторое количество Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 дней, и в контору к нам зашел Алье по поводу неких рукописей, бывших у него на отзыве. Судил он блистательно: точно и мастерски. Будучи человеком умным, он одномоментно уяснил двойную Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 бухгалтерию «Гарамон» — «Мануций», и мы закончили чтоб то ни было от него скрывать. Сейчас он работал в нашем контексте. Испепелив создателя двумя-тремя смертельными репликами, он цинично заключал, что для «Мануция» работа смотрится полностью применимой Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20. Я спросил его об Агарте и о Сент-Иве д'Алвейдре.

— Сент-Ив д'Алвейдре… — протянул он. — Смешная личность, не стану спорить, он с юности общался с последователями Фабра д'Оливе Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20. Умеренный клерк в министерстве внутренних дел, но какое тщеславие… Мы, естественно, не отнеслись очень строго к его женитьбе на Мари-Виктуар…

Алье, естественно, не устоял перед соблазном перейти на рассказ Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 от первого лица. Мы не моргнули глазом.

— Кто это, Мари-Виктуар? Обожаю сплетни, — подбросил дровишек в огнь Бельбо.

— Мари-Виктуар де Ризнич, она была очень хороша в годы, когда к ней благоволила императрица Евгения Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20. Но когда она повстречалась с Сент-Ивом, ей было уже за 50, а ему — только 30. Для нее мезальянс, натурально. И не только лишь; но еще, чтоб дать ему титул, ей пришлось приобрести не помню Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 уж где имение, принадлежавшее некогда маркизам д'Алвейдре. С того времени наш красавец мог похвалиться титулом, а по Парижу загуляли куплеты про жиголо. Богатый бессрочной рентой, он полностью предался Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 собственному коньку. Ему втемяшилось в голову сделать политическую формулу, на которой было бы основано самое совершенное общество. Синархия, противоположность анархии. Объединенная Европа, управляемая 3-мя европейскими советами, экономическим, юридическим и ответственным за гуманитарную сферу, другими Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 словами за религию и за науку. Просвещенная олигархия, которая свела бы на нет классовую борьбу. Мы слыхали теории и похуже.

— А Агарта?

— Он говорил, как будто в один красивый денек его посетил Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 загадочный афганец по имени Хаджи Шарипф, который, заметим, не мог быть афганцем, так как это имя албанское, и открыл ему тайну местоположения Царей Мира — вобщем, сам Сент-Ив не употреблял этого выражения Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20, это уже его последователи. Он же гласил: «Агарта», «Ненаходимое».

— Где гласил?

— В собственном сочинении «Миссия Индии в Европе». Она достаточно очень повлияла на современную политическую идея. В Агарте есть подземные городка Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20, а под городками, еще поближе к центру земли, пребывают 5 тыщ пандитов, которые управляют государством — очевидно, цифра 5 тыщ всходит к герметическим корням ведийского языка, как вы уже сами додумались… Каждый корень являет собой волшебную иерограмму Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20, связанную с некоей небесной потенцией и с санкцией некоторой потенции ада… Центральный купол Агарты озаряется кое-чем вроде зеркал, которые пропускают лучи через энгармоническую палитру цветов, в то время как солнечный Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 диапазон обычных учебников физики строится на простейшей диатонической политре… Мудрецы Агарты изучают все сакральные языки, чтоб придти ко всеобщему языку, Ваттан. Подступаясь к тайнам очень глубочайшим, они воспаряют ввысь и раздробили Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 бы свои головы о купол, если б собратья не удерживали их. Они изготавливают молнии, направляют циклические течения межполярных и межтропических приливов, регулируют интерференциальные деривации на различных географических широтах и высотах земли. Они Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 отбирают виды, и ими сделаны твари хотя и маленькие, но неслыханных психологических плюсов, с панцирем черепахи и с желтоватым крестом на этом панцире, у их по одному глазу и по одной Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 пасти на каждой конечности. Многоногие твари, способные продвигаться в любом направлении. В Агарту, по всей вероятности, укрылись тамплиеры во время диаспоры, и оттуда ими осуществляется контролирование. Продолжать далее?

— Но… он это серьезно? — спросил я.

— Думаю Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20, что он воспринимал все это практически. Сначала мы все считали его ненормальным, позже решили себе, что в схожем визионерском преломлении он показал идею оккультного управления историей. Ведь молвят же Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20, что история — это загадка, глупая и кровавая? Но это некорректно, смысл в ней должен быть. Должен быть некоторый Разум. Потому люди не ветреные сделали себе, в процессе веков, образы некоторых старшин либо же царей Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 мира, может быть, и не имеющих физического воплощения, может быть, они только функция, коллективная роль, периодическое воплощение некоего Неизменного Намерения. С которым непременно были связаны исчезнувшие величавые ордена священства и Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 рыцарства.

— Вы в это верите? — спросил Бельбо.

— И более уравновешенные люди, чем Сент-Ив, отыскивают Непознанных Верховников.

— И находят?

Алье снисходительно, благодушно посмеялся и ответил:

— Какие же они Непознанные, если дадут узнавать Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 себя кому попало? Господа, у нас полным-полно работы. Мы еще не обсудили одну рукопись, это как раз трактат о скрытых обществах.

— Стоящий? — спросил Бельбо.

— Как бы не так. Но для «Мануция» сгодится Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20.


Не имея способности открыто направлять земные судьбы, так как правительства воспротивились бы, эта потаенная ассоциация может действовать только через скрытые общества… Эти скрытые общества, совдаваемые по мере того как в их возникает Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 необходимость, разбиты на группы, несходные и на вид обратные, исповедующие периодически взаимопротиворе-чащие представления, чтоб держать под контролем, каждую опдельно и, пользуясь абсолютным доверием, все совокупно репигиоаные, политические, экономические и литературные партии Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20, и они все подчиняются потаенному центру, и получают указания от скрытой центральной организации, которая представляет собой мощнейший механизм, способный таким макаром невидимо управлять судьбами земли.

В один прекрасный момент я увидел государя Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 Салона на пороге мастерской. В один момент и совсем дико меня пронизала идея: сейчас он ухнет, как филин. Он приветствовал меня с видом близкого друга и спросил, как дела там у нас Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20. Я неопределенно кивнул, осклабился и пробежал к для себя.

Меня опять разбудоражили думы об Агарте. В таком виде как их преподнес нам Алье, идеи Сент-Ива могли показаться соблазнительными какому-нибудь одержимцу, но ничего Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 тревожащего не было в их. А вот в словах и лице Салона в денек мюнхенской беседы точно было что-то беспокойное, и мне передалось это чувство.

Так что после работы я решил Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 заскочить в библиотеку и поглядеть эту самую «Миссию».

В каталожном зале и на заказах была масса, как обычно. Я сразился за подходящий мне ящик, покопался в нем, заполнил требование и дал его Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 на стойку. Там мне произнесли, что книжка на руках, с обычным в таких случаях библиотечным злорадством. Я опечалился, но вдруг над ухом послышался глас:

— Да есть она, я ее не Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 так давно сдавал. — Я обернулся. Передо мной был комиссар Де Анджелис.

Я вызнал его, а он меня — я произнес бы, как-то подозрительно просто. Я-то сталкивался с ним в обстоятельствах для Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 меня экстраординарных, а он меня лицезрел полчаса в ситуации самого рядового сбора показаний. Не считая того, во времена Арденти я носил реденькую бороду, и волосы были еще длиннее. Ну и глаз у Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 комиссара.

Что все-таки, он следит за мною с самого моего возвращения? Либо он спец по физиогномике, в милиции их тренируют на внимание, чтобы запоминали лица, имена…

— Господин Казобон? И читаем Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 мы одно и то же!

Я протянул ему руку:

— Ныне сможете звать меня доктор. А я могу подать документы на конкурс в полицию, как вы мне в свое время рекомендовали, и тоже начну выхватывать книжки Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 из-под носа у гражданских.

— Неправда, здесь как в спорте. Я прибежал первым. Не тужите, скоро книжка придет на место и вам ее выдадут. А пока позвольте пригласить вас на Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 чашечку кофе.

Угощение от милиции меня смутило, но отрешиться было бы уж очень грубо. Мы сели в ближнем баре. Он спросил меня, откуда энтузиазм к индийской миссии, и мне страшно захотелось Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 ответить встречным вопросом: а у него откуда? — но я решил поначалу защитить тылы. Я произнес, что продолжаю потихоньку разрабатывать тамплиерскую тему. А тамплиеры, согласно фон Эшенбаху, спаслись из Европы в Индию, а согласно кое-кому Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 еще, спаслись позже в королевство Агарту. Сейчас можно было осторожно раскрываться.

— Скорее удивительно, с какого боку это интересует вас.

— А как, — отвечал он забавно. — Как вы порекомендовали мне книжку о тамплиерах, так Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 я и стал понемногу любопытничать в этом духе, а вы только-только отлично растолковали, что от тамплиеров до Агарты один шаг.

Он меня переиграл. Ох. Но, слава Богу, здесь же Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 прибавил:

— Шучу, шучу. Я находил эту книжку по другой причине. Так как… — и заколебался. — В общем, в нерабочее время я хожу в библиотеку. Чтоб не перевоплотиться в бота, либо чтобы не остаться чурбаном Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 в погонах, выбирайте из 2-ух выражений, которое больше нравится… Поведайте лучше о для себя.

Я коротенько выложил автобиографию, неописуемые металлы включительно. Он спросил:

— Но в этом вашем издательстве, либо в его Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 филиале, выпускают и книжки на оккультные темы?

Откуда он знал о «Мануции»? Сведения, подобранные, когда его заинтересовывал Бельбо, пару лет вспять? Либо он все еще идет по следу Арденти?

— При таком количестве Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 типчиков вроде Арденти, которые околачивались в «Гарамоне», а «Гарамон» их пробовал перепихнуть в «Мануция», — произнес я, — государю Гарамону пришло в голову сыграть на их сумасшествии. Кажется, это окупается. Если вас заинтересовывают личности Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 вроде старенького полковника, там их пруд пруди.

Он ответил:

— Да. Но Арденти пропал. Надеюсь, другие на месте.

— Пока да. Чтоб не сказать «увы, да». Понимаете, комиссар, страшно охото задать вам один вопрос. Думаю, при Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 вашей профессии пропавшие без вести, либо еще ужаснее того, попадаются вам раз в день. Вы всем им уделяете такое… существенное время?

Он поглядел на меня с лукавством.

— А почему вы считаете Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20, что я до сего времени уделяю время полковнику Арденти?

Что все-таки, отбил отлично. Но если я буду поактивнее, ему ничего не остается не считая как открыть карты.

— Бросьте, комиссар, — произнес Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 я тогда. — Вы понимаете все о «Гарамоне» и «Мануции», вы идете в библиотеку за книжкой про Агарту…

— А что, разве от Арденти вы что-то слышали про Агарту?

Снова касание. И вправду, Арденти гласил Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 нам, а именно, про Агарту, если я верно помню. Я успешно вывернулся:

— Нет, но что-то плел про тамплиеров, если помните.

— Помню, — кивнул он. Позже добавил: — Но вы не Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 должны представлять для себя так, что мы увлечены одним делом прямо до победного конца. Так бывает исключительно в телефильмах. В реальности же полицейский как одонтолог, пришел пациент, поколупался в его зубе, он ушел с Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 билетиком на последующую неделю, тем временем появилась сотка новых. Таковой случай, как с этим полковником, может находиться в архиве пусть даже и 10 лет, но позже при расследовании другого дела, снимая показания Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 с совсем случайного человека, вдруг выходит наружу след, хлоп, одномоментно представилось все по-другому, после чего начинаешь решать задачу. Позже новый хлоп. Либо никакого хлопа, и дело ворачивается в архив.

— Какой же хлоп в Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 этом смысле случился не так давно?

— Вам не кажется, что такие вопросы не задают? Ничего, ничего, у меня нет секретов. Полковник выплыл совсем внезапно, мы держали под колпаком 1-го типа Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 по полностью другому поводу, и увидели, что он посещает «Пикатрикс», вы, наверное, слышали об этом клубе…

— Я слышал о журнальчике, о клубе практически ничего. Чем они занимаются?

— Да ничем, ничем, достаточно спокойное место, чуть Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20-чуть все они сумасшедшие, но ничего такого особенного. Но я сходу вспомнил, что у их толокся и Арденти. Вся наша профессиональность состоит в таких вещах. Вспоминать, где ты слышал имя либо лицезрел Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 лицо, даже по прошествии 10 лет. Тогда я заинтересовался, чем на данный момент занимаются в «Гарамоне». Вот и все.

— А какое отношение клуб «Пикатрикс» имеет к политической милиции?

— Не сомневаюсь, что слышу Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 глас незапятнанной совести, но любопытничаете вы подозрительно.

— Вы же сами позвали меня пить с вами кофе.

— Это правда, к тому же у нас обоих неслужебное время. Я вам отвечу. До определенной Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 степени в этом нашем мире все состыкуется со всем.

— Бесценная герметическая философема, — произнес для себя я.

Но он продолжал:

— То есть я не желал бы утверждать, что пикатриксовцы замешаны в политике, но Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 понимаете ли… Ранее мы находили краснобригадников в коммунах, а чернобригадников в спортзалах, сейчас просто возможно окажется все напротив. Удивительно стало в мире. Добросовестное слово, 10 годов назад работать было проще. На данный момент Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 даже посреди идеологий уже нет религии. Сколько раз я грезил перейти в отдел наркотиков. Там хотя бы, кто ведет торговлю героином, не философствует. Там у людей закоренелая система ценностей.

Он помолчал еще мало Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 с этим же нерешительным видом. Потом вынул из кармашка записную книгу размером с поминальник.

— Послушайте, Казобон, вы по работе всегда встречаете странноватых людей. Читаете еще больше странноватые книжки. Сможете посодействовать Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 мне? Что вы понимаете о синархии?

— Ох, вот здесь вы меня подловили. Да практически ничего. Слышал этот термин в связи с Сент-Ивом, и все.

— Но что о ней вообщем молвят?

— Если о ней Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 вообщем и молвят, то в мое отсутствие. Честно говоря, мне в ней видится что-то фашистское.

— Попали прямо в точку, многие из тезисов синархии на вооружении в «Аксьон франсэз». Но Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 если б на этом все кончалось, я был бы на жеребце. Как вижу группу, прославляющую синархию — даю ей политическую оценку. Но плохо то, что стоит углубиться в материал, натыкаешься, к примеру, на последующее. Приблизительно в Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 1929 году некоторые Вивиан Постэль дю Мае и Жанна Канудо основывают группу «Полярис», которая вдохновляется мифом о Царе Мира, а потом предлагают синархический прожект: социальные службы против капиталистической прибыли, изжитие классовой Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 борьбы с помощью кооперативного движения… Это кажется социализмом фабианского толка, нереволюционная социалистическая теория в духе лейбористских убеждений. И вправду, и «Полярис», и фабиане инкриминируются в том, что они эмиссары синархического комплота, возглавляемого евреями Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20. И кто же их винит? «Ревю насьональ де сосьете секрет», журнальчик, обличающий юдомасонобольшевистские происки. Многие его сотрудники связаны с интегристской правой организацией завышенной секретности — «Ля Сапиньер». Они говорят, что все политические Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 революционные объединения не что другое как маскировка дьявольского ига, идеологом которого выступает оккультный комитет. Вы могли бы сказать, естественно: ну раз так, мы просто ошиблись. Сент-Ив в итоге сделался идеологическим предтечей реформистских Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 Групп, а правые, как им характерно, валят все в одну кучу и расценивают все эти группы как филиации демо-плуто-социал-иудейского толка. Что все-таки, и Муссолини занимался этим же. Но Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 откуда берутся дискуссии об оккультной подоплеке? На основании того немногого, что мне видно, «Пикатрикс» довольно-таки далек от рабоче-крестьянского движения.

— Мне тоже думается так, о Сократ. Что из этого Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 следует?

— За Сократа мерси, но поймите, по правде чем больше я читаю, тем больше путается в голове. В сороковые годы рождались самые различные группы, которые назвали себя синархистами, и рассуждали о новеньком европейском порядке, под Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20 управлением правительства наимудрейших мужей, стоящих вне каких-то партий. К чему тяготеют все эти группы? К среде коллаборационистов Виши. Тогда, скажете вы, мы снова все спутали, синархия — это правые. Стоп! Читаешь, читаешь Н российскому читателю прежде всего как автор романа «Имя розы» (1980) - страница 20, и убеждаешься, что исключительно в одном отношении все согласны меж собой: что синархия существует и загадочно управляет миром. Но и здесь выплывает некоторое «но».


n-k-rerih-stranica-36.html
n-k-rerih-stranica-42.html
n-k-rerih-stranica-53.html